1. ГЛАВНАЯ >
  2. ПРЕДМЕТЫ >
  3. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ >
  4. ВНЕШНЯЯ И КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ГЕРМАНСКОЙ ИМПЕРИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX В

Внешняя и колониальная политика Германской империи в конце XIX – начале XX в

НАВИГАЦИЯ ПО СТРАНИЦЕ

неравноправный договор Германское правительство противодействовало французской экспансии дипломатическим поражением Германии
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

С ростом монополий и развитием финансового капитала в Германии все большее значение начинает приобретать экспорт капитала, прежде всего в страны Юго-Восточной Европы, Ближнего Востока и Южной Америки. Германия сочетала экономическое проникновение с политической и военной экспансией. Создание грандиозного военно-морского флота, по мнению германских правящих кругов, должно было положить конец британскому владычеству на морях.

Одним из важнейших объектов германской экспансии становится Китай. Воспользовавшись убийством в китайской провинции Шаньдун двух немецких миссионеров, Германия в конце 1897 г. высадила в бухте Цзяо-Чжоу военно-морской десант. В апреле 1898 г. китайское правительство подписало с Германией неравноправный договор о предоставлении ей в аренду на 99 лет бухты Цзяочжоу с прилегающими районами. Германия разместила в бухте свою военно-морскую базу, а германские предприниматели получили право строить в Шаньдуне железные дороги и эксплуатировать ее природные ресурсы.

В 90-х годах германские правящие круги и монополии стали проявлять повышенный интерес к Ближнему Востоку. Еще в 1888 г. «Немецкий банк» получил в Турции первую концессию на строительство Анатолийских железных дорог.

Первые успех «политики силы» укрепили в правящих кругах германии уверенность в безграничности ее возможностей. Если наиболее агрессивные круги обосновывали необходимость проведения «мировой политики», гонки морских и сухопутных вооружений «слабостью»

Германии, то уже достигнутые результаты «политики силы» служили как бы доказательством ее целесообразности.

Среди поборников «мировой политики» сложилось два течения. Юнкерство и хозяева тяжелой индустрии настаивали на насильственном захвате чужих территория. Более гибкой линии придерживались банкиры и владельцы новых отраслей промышленности – химических и электротехнических концернов, а также промышленности готовых изделий. Они были сторонниками косвенных методов экспансии, в частности в форме среднеевропейского экономического союза под эгидой Германии.

Бюлов прилагал большие усилия для того, чтобы разжечь англо-русские и англо-французские противоречия. Во время англо-бурской войны 1899-1902 гг. реакционная германская пресса развернула шумную кампанию в защиту «бурских братьев по крови». Одновременно германское правительство попыталось склонить Россию и Францию к совместному демаршу против Англии, но эта попытка не увенчалась успехом. Воспользовавшись «затруднениями» царизма в связи с русско-японской войной, Вильгельм II во время встречи в Бьерке попытался навязать Николаю II союзный договор, с помощью которого надеялся оторвать Россию от Франции.

Германское правительство противодействовало французской экспансии в Марокко. Вильгельм II 31 марта 1905 г. высадился в марокканском порту Танжер, где произнес вызывающую речь, потребовав для Германии «равных» с другими державами прав в Марокко. Так разразился первый марокканский кризис, завершившийся дипломатическим поражением Германии на международной конференции по Марокко, состоявшейся в испанском городе Альхесирасе.

В 1909 г. Германия и Франция заключили соглашение о равных возможностях экономической эксплуатации Марокко, причем Германия была вынуждена признать политическое преобладание Франции. Но когда в 1911 г. французские войска заняли столицу Марокко г. Фес, Германия направила в порт Агадир канонерскую лодку «Пантера» якобы для защиты жизни и имущества немецких предпринимателей, как и германских интересов вообще.

Разразившийся второй марокканский-агадирский кризис создал угрозу вооруженного конфликта. В результате длительных переговоров Германия была вынуждена согласиться с установлением французского протектората над Марокко, сохранив за собой право экономической деятельности в этой стране и получив в качестве «компенсации» болотистые территории во Французском Конго. Агадирский кризис привел к усилению изоляции Германии на международной арене.

Англо-германское соперничество приняло особенно острый характер в связи со строительством мощного германского военно-морского флота. С 1909 г. в германии началась гонка морских вооружений, которая уже имела четко выраженную антибританскую направленность.

В 1912 г. рейхстаг принял дополнение к закону о флоте, которое имело особое значение для непосредственной подготовки к войне. Военно-морской флот Германии был увеличен почти на 60 % своего прежнего состава крупных боевых единиц. Англия ответила на это решением строить в дальнейшем два корабля в ответ на один немецкий. Накануне мировой войны военная промышленность Германии не уступала по своему потенциалу военной промышленности Антанты. Однако в гонке морских вооружений Германия постепенно стала выдыхаться. На взаимное ограничение морских вооружений она соглашалась лишь при условии соблюдения Англией нейтралитета в случае войны германии с Россией и Францией, на что Великобритания пойти не могла.

Отказ Германии оказать поддержку Италии во время итало-турецкой войны 1911 г. привел к дальнейшему отходу Италии от союза с Германией и Австро-Венгрией.