1. ГЛАВНАЯ >
  2. ПРЕДМЕТЫ >
  3. ИСТОРИЯ РОССИИ >
  4. ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ В СССР В 1945-1953 ГГ. БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ

Политический режим в СССР в 1945-1953 гг. Борьба за власть

НАВИГАЦИЯ ПО СТРАНИЦЕ

борьба за власть внутри верхушки в последние годы советского руководства обвиняемые в «антисоветской националистической деятельности»
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

Большое влияние на политическую жизнь страны оказывала борьба за власть внутри верхушки в последние годы советского руководства. Многое здесь зависело от расположения вождя Сталина к тому или иному партийному деятелю. В ноябре-декабре 1945 г., во время отдыха Сталина в Сочи, произошли события, которые положили конец дружественным отношениям вождя со своим ближайшим соратником В. Молотовым. Конфликт вырос из внешне не примечательного обстоятельства: сначала Сталин счел ошибкой публикацию в советской печати без его согласия речи Черчилля с «восхвалением России и Сталина», поскольку расценил этот факт как «угодничество и низкопоклонство перед иностранными фигурами». Затем он выразил остальным членам своей знаменитой «пятерки» - В. Молотову, Л. Берия, Г. Маленкову, А. Микояну - серьезное недовольство в связи с появлением в иностранной прессе сообщений об ослаблении цензуры в Советском Союзе и особой роли в этом деле Молотова. Благодаря молотовскому решению об ослаблении цензуры в западной печати стали появляться острые публикации о положении дел в СССР, в частности о расстановке сил на советском политическом Олимпе. Об этих публикациях, естественно, спецслужбы доложили Сталину. Несмотря на признание Молотовым своей ошибки в деле ослабления цензуры, Сталин расценил эту акцию как покушение на его личный авторитет и в ответ указал, что «никто из нас не вправе распоряжаться в деле изменения курса нашей политики», тогда как Молотов присвоил себе это право потому, что западные пасквили «входят в план его работы лишь бы добиться популярности среди некоторых иностранных корреспондентов». Сталин стал выражать Молотову политическое недоверие, после чего он автоматически переставал быть первым среди реальных претендентов на роль сталинского преемника. Как свидетельствует вся предшествующая политическая деятельность Молотова, он не был рядовым членом Политбюро, а играл ключевую роль в сталинском окружении, поскольку именно ему поручались наиболее деликатные дипломатические миссии (подготовка и подписание договора о ненападении с Германией в 1939 г., визит в Берлин в 1940 г. и переговоры с Гитлером, важнейшие встречи с руководителями союзных держав в годы Отечественной войны). Его связывала со Сталиным многолетняя дружба, он работал в Политбюро еще при Ленине, что окружало его имя дополнительным ореолом в среде партийной элиты. И хотя после указанных событий Молотов продолжал принимать участие в принятии политических решений, сталинским доверием уже не пользовался.

В декабре 1946 г. в связи с избранием Молотова почетным членом Академии наук (с санкции Политбюро), он отправляет в адрес Академии благодарственную телеграмму, которая заканчивается словами «Ваш Молотов». Что тоже не понравилось Сталину.

Окончательную точку в политических взаимоотношениях двух этих личностей поставили события 1949 г. В январе были арестованы все участники так называемого процесса Еврейского антифашистского комитета, обвиняемые в «антисоветской националистической деятельности», а в марте 1950 г. в роли обвиняемой по этому делу фигурировала уже жена Молотова - П. Жемчужина. Прочные позиции в руководстве занимал А. Жданов - одновременно член Политбюро, Оргбюро и секретариата ЦК партии - трех высших руководящих органов. Он занимался преимущественно вопросами пропаганды и идеологии. В октябре 1946 г. Политбюро принимает следующее решение: «Поручить комиссии по внешнеполитическим делам Политбюро (шестерка) заниматься впредь, наряду с вопросами внешнеполитического характера, также вопросами внутреннего строительства, внутренней политики. Пополнить состав шестерки председателем Госплана СССР тов. Вознесенским и впредь шестерку именовать семеркой». Отныне эта семерка - И. Сталин, В. Молотов, Л. Берия, А. Микоян, Г. Маленков, А, Жданов, Н. Вознесенский - стала определять внутреннюю и внешнюю политику страны (при бесспорном лидерстве Сталина в решении больших и «малых» вопросов этой политики). За последующие шесть лет протокольные заседания Политбюро состоялись лишь дважды (решения принимались методом устного опроса), секретариат ЦК стал фактически отделом кадров. Вся практическая работа по управлению страной сосредоточилась в Совмине СССР. В нем были созданы восемь бюро, между которыми распределялось большинство министерств и ведомств. Их председатели - Г. Маленков, Н. Вознесенский, М. Сабуров, Л. Берия, А. Микоян, Л. Каганович, А. Косыгин, К. Ворошилов входили в Бюро Совета Министров. Теперь его возглавил Сталин, первым его заместителем стал Молотов. В последующие годы в высшем руководстве происходила перестановка ключевых фигур. Серьезным ущемлением прав отдельных членов Бюро Совмина стал перенос в Политбюро решения проблем, связанных с министерствами иностранных дел, внешней торговли, государственной безопасности и вооруженных сил.

Летом 1948 г. резко ослабло влияние Жданова, но укрепились позиции Маленкова. Вскоре после смерти Жданова (август 1948 г.) началось преследование той части партийно-государственного аппарата, которая была связана с ним и, по предположениям конкурентов, могла реально претендовать на власть. Секретарю ЦК ВКП(б) А. Кузнецову, председателю Совмина РСФСР М. Родионову и большому числу партийных работников, в разное время связанных с этими людьми, были предъявлены обвинения во фракционности, в попытке противопоставить ленинградскую парторганизацию всей ВКП(б), в русском шовинизме (за предложение создать Бюро ЦК по РСФСР и Компартию РСФСР). Следствие по этому так называемому ленинградскому делу МТБ вело под личным контролем и участии Маленкова. В октябре 1950 г. были приговорены к расстрелу Вознесенский, Кузнецов, Родионов, Попков, Капустин, Лазутин.

Летом 1952 г. была осуждена группа лиц, связанных с работой Еврейского антифашистского комитета (С. Лозовский, И. Фефер, П. Маркиш, Л. Штерн и др.). Все они обвинялись в проведении «шпионской и националистической деятельности». В январе 1953 г. ТАСС сообщило об аресте «врачей-вредителей» из кремлевской поликлиники.