Этико–психологическая (субъективная) социология П.Л.Лаврова

Оглавление

#четыре побудительных причины деятельности личности #Социологическому наблюдению подлежат #фазы борьбы за прогресс в обществе
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ

Уделяя огромное внимание разработке концепции личности, Лавров считал человека центром социального развития общества, рассматривал личность в «ее психологических данных». Именно этот подход придавал социологии П. Л. Лаврова психологическую направленность. Лавров стремился выяснить, от чего зависит поступок человека, понять глубинное содержание фактора социального прогресса. В свете этого он выделяет четыре побудительных причины деятельности личности: обычаи, аффекты, интересы и убеждения.

Социология, по Лаврову, теснейшим образом связана с историей. Предмет первой — формы проявления солидарности в обществе, предмет второй — прогресс смены неповторяющихся явлений. 

Социологическому наблюдению подлежат: 

  1. животные общества, в которых выработалось индивидуальное сознание;

  2. существующие формы человеческого общежития; 

  3. общественные идеалы как основа солидарности и справедливого общества; 

  4. практические задачи, вытекающие из стремления личности осуществить свои идеалы. 

Социолог должен практиковать субъективный метод, т.е. уметь стать на место страждущих членов общества, а не бесстрастного постороннего наблюдателя общественного механизма. Понимание общества воплощено в теории прогресса. Лавров считал, что ведущей силой, «органом прогресса является личность, характеризующаяся критическим сознанием, стремлением к изменению застывших общественных форм». С возникновением критических личностей начинается историческая жизнь человечества. 

Лавров намечает следующие фазы борьбы за прогресс в обществе: 

  • появление отдельных провозвестников новых идей; 

  • открытое выступление героических одиночек против царящего зла — эпоха мученичества и жертв;

  • организация партии, позволяющей одиноким критически мыслящим личностям превратиться в реальную силу путем завоевания на свою сторону «неизбежного союзника», «реальной почвы партии», широких народных масс. 

С 80-х гг XIX в., отойдя от крайностей субъективной социологии, Лавров начинает рассматривать личность и как члена «коллективного организма». В связи с этим меняется и трактовка социального прогресса, понимаемого не только как результат деятельности критически мыслящей личности, но и как «усиление и расширение общественной солидарности», достижение которой во всех сферах общественной жизни — экономике, политике, нравственности, интеллектуальной деятельности — «единственная возможная цель прогресса».