Особенности стратификации белорусского общества

НАВИГАЦИЯ ПО ОТВЕТУ

стратификация населения Беларуси Г.Н. Соколова
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

В условиях перехода от одной социально-экономической системы к другой в постсоветских обществах, в том числе и белорусском, происходит деконструкция критериев социальной стратификации. Решающую роль в них приобретают:

  • владение капиталом, приносящим прибыль;

  • причастность к перераспределению общественного богатства в результате разгосударствления и приватизации собственности;

  • уровень личного дохода и потребления.

Все эти три показателя в обобщенной форме могут быть представлены как материальная обеспеченность, приходящаяся на душу населения в месяц, исчисляемая в долларах. Именно такую методику используют российские социологи, в частности Н.М. Римашевская, считающие, что к богатым следует отнести людей, обладающих уровнем текущего дохода в расчете на душу населения, превышающем 3000 долларов, а к бедным — тех, кто обладает месячным доходом менее 50 долларов.

Если применить такую методику расчетов, то по названным критериям стратификация населения Беларуси в начале XXI века выглядит следующим образом:

  • богатые люди, обладающие доходом более 3 тыс. долларов в месяц в расчете на душу, составляют 1,52% от общей численности населения;

  • состоятельные (доход от 3 до 1 тыс. долларов на душу населения) — 910%;

  • обеспеченые (доход от 1000 до 500 долларов) — 12%;

  • среднеобеспеченные (300100 долларов) — 14%;

  • малообеспеченные (10050 долларов) — 44%, в том числе нищие (социальное дно) — 7%.

В то же время результаты социологических опросов, проводимые Институтом социально-политических исследований при Администрации Президента Республики Беларусь, показывают, что в 1998 г. к богатым себя относили 0,7% населения страны, к среднему классу — 27,3%, к бедным — 52%, находящимся за чертой бедности — 12,8 %; в 2003г. к богатым себя отнесли 0,5%, к среднему классу — 43,3%; к бедным — 44%; находящимся за чертой бедности — 5,8%.

Известный белорусский социолог Г.Н. Соколова приводит следующие данные по экономической стратификация белорусского общества по состоянию на 2004 г. Она использует такие параметры как типы ее флуктуаций (колебаний). К первому типу относится флуктуация экономического статуса социальной группы (или сообщества) как единого целого, связанная с увеличением или уменьшением ее экономического благосостояния. Поднимается ли группа до более высокого экономического уровня или опускается — вопрос, который может быть решен на основе материалов статистических обследований домохозяйств и результатов социологических мониторингов. Ко второму типу относится флуктуация высоты и профиля экономической стратификации, связанная с изменением этих параметров внутри общества. С помощью государственной статистики здесь могут быть рассмотрены вопросы: в каком направлении развивается общество — в сторону повышения или снижения высоты экономической пирамиды, в сторону обострения или уплощения профиля этой пирамиды.

Рассмотрение экономической стратификации белорусского общества на базе статистических материалов показывает, что в процессе стабилизации экономики доля страты со среднедушевым денежным доходом ниже бюджета прожиточного минимума уменьшилась в два раза, а доля страты со среднедушевым доходом от 2 до 4 БПМ — увеличилась вдвое.

По данным государственной статистики, уровень платежеспособного спроса населения возрос, по сравнению с 2000 г., в 2003 г. — в 2,1 раза, а в 2004 г. — в 2,6 раза. Вместе с тем, доля заработной платы в денежных доходах населения, как и доля доходов от предпринимательской деятельности, почти не изменяется и колеблется в режиме флуктуации, составляя в 2004 г., соответственно, 55,7% и 21,8%.

По социально-статусным критериям (подход У. Уорнера) на вершине стратификационной иерархии должен находится высший высший слой, однако «старые деньги» пока в Беларуси отсутствуют. Наверху находится низший высший слой — богатые предприниматели и высшие должностные лица в ранге министра и выше. За ними на ступень ниже располагается высший средний слой — средние и мелкие предприниматели, директора, популярные художники, артисты, крупные ученые, владельцы частных клиник и т.д. На ступеньку ниже располагается низший средний слой — профессура, врачи и юристы, имеющие частную практику, руководители отделов служб крупных, эффективно работающих предприятий и т.д. Еще ниже на одну ступеньку находится высший низший слой — служащие, квалифицированные рабочие и т.п. Следующую ступеньку занимает низший низший слой — малоквалифицированные рабочие, работники сельскохозяйственных предприятий и др. Особое место в стратификационной структуре занимает паразитические слои — мафиозные группы, рэкетиры, грабители, гадалки, проститутки и др. Они могут принадлежать к различным группам по уровню богатства, в том числе и самым высоким, но социальный их статус в обществе невысок, а этому часто маскируется под другие статусы. Самую низшую ступень в стратификационной лестнице занимают маргинальные слои — опустившиеся на социальное дно из различных социальных групп нищие, бомжи, беженцы, вынужденные переселенцы, беспризорные подростки и т.п.

Если продолжить сравнение стратификации с геометрическими фигурами, следует отметить, что в Беларуси социальная стратификация имеет пирамидальный расширенный профиль, т.е. треугольник с широким основанием (бедные слои общества, его низы) и маленькой вершиной (экономическая и политическая элита). Основание — это «зона бедности», которая расширилась с 18% населения в конце 1950-х гг. до 50% в 2000 г. Вершина и примыкающее к ней пространство объединяют в себе сегодня небольшую группу элиты и немногочисленный средний класс. Причем из основных параметров социальной стратификации (доход, власть, престиж и образование) лишь власть и доход «срабатывают» как четко выраженные показатели. Так, применительно к политической элите — это власть и отчасти доход, позволяющий относить ее к среднему классу, применительно к экономической элите — в основном доход.

Что касается престижа и образования, то здесь ситуация принципиально иная. Так, у власти имущих престиж пока невысокий потому, что эти люди мало сделали для населения за много лет пребывания на высоких постах; кроме того, часть из них стремилась присвоить побольше общественного богатства. Отсутствие престижа у богатых связано с тем, что подавляющее большинство из них нажило деньги за счет ограбления общества, а иногда в результате криминальных действий. Что касается образования, то политическая элита, как правило, обладает вузовскими дипломами, у экономической же элиты, особенно предпринимателей, коммерсантов («новые белорусы») с этим дела обстоят не столь благополучно. Это означает, что характеристики среднего класса в Республике Беларусь пока не имеют столь выраженного характера, как у среднего класса развитых индустриальных стран.