Социальная помощь в России в доинституциональный период социальной работы

Оглавление

#Русской Правде Ярослава Мудрого (XI век) #При царе Иване Грозном #при императрице Екатерине II #Отмена в России крепостного права #образование земства #Доминирование ограниченных форм социальной помощи и социальной работы
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ

Что касается феодальной Древней Руси, то законодательная база социальной защиты в этом обществе развивалась довольно медленно. В первом русском письменном своде законов — в Русской Правде Ярослава Мудрого (XI век) — содержатся только нормы, определяющие судьбу одного из социально незащищенных слоев феодального общества — вдов: вдову никто не имел права прогнать со двора или отнять то, что было передано ей умершим супругом. Да еще 8 из 37 статей этого древнего памятника посвящены вопросам детской защищенности.

При царе Иване Грозном, в 1551 г., в Постановлении Стоглавого Собора «попечение о бедных» было объявлено «делом общества». Распределение разнообразных благ в пользу неимущих слоев было возложено на священников и на тех лиц, которые занимали выборную должность целовальников. При чем, в эту эпоху уже имеет место дифференцированный («адресный») подход к клиентам социальной помощи: прокаженные и престарелые должны были быть устроены в богадельни, а «здравые» — «питаться по дворам». Но самое главное в том, что нуждающиеся слои в это время становятся уже объектом заботы государства, а не частных лиц вне его структур.

Однако более или менее развитая государственная система призрения в России появилась только при Петре I, в начале XVIII века. В нее входили учреждения «закрытого» призрения, в которых содержались разного рода «убогие»: незаконнорожденные («зазорные») дети, престарелые и увечные, бывшие военнослужащие, душевнобольные и прочие. Кроме того, появляются новые типы заведений: «гошпитали» для сирот, инвалидные дома, поселки для пленных. Все это дополняется «открытым» презрением: пенсиями, кормовыми деньгами, обеспечением землей и промыслами.

В середине XVIII века, при императрице Екатерине II, возникают специализированные учреждения для воспитания и образования детей: воспитательные дома в Москве и Петербурге для подкидышей, «незаконнорожденных», а так же «законных» детей, брошенных родителями из-за бедности, госпитали для бедных рожениц с анонимным отделением, где можно было рожать в масках, ссудные и вдовьи кассы и так далее. Екатерина II издала несколько указов, облегчивших участь арестантов и каторжников, отменила смертную казнь (правда, не надолго).

Отмена в России крепостного права в 1861 г. и последующие реформы обозначили новые подходы в социальной политике самодержавного государства. Основными из этих подходов можно считать децентрализацию социального призрения и обеспечения, рациональный подход к профилактике бедности. 

Большое значение имело образование земства как органа городского и сельского самоуправления в 1864 г.. Именно на него самодержавное государство теперь переложило всю тяжесть социальной помощи и социального обеспечения. В функции земских учреждений входила борьба с бедностью, организация и управление лечебными заведениями, народное просвещение.

Однако все эти реформистские новшества в социальной политике Российской империи, по большому счету, оказались не эффективными. В ситуации стихийного рыночного развития, массового обнищания крестьянства, освобожденного по реформе 1861 года без земли и загнанного в долговое рабство, и, как следствие этого, пролетаризации бывших крестьян, эти реформы не могли снять остроту социальных конфликтов. Традиционные механизмы «гуманитарного успокоения», вроде монаршей благотворительности и развития монастырских богаделен, на что продолжало делать ставку самодержавие, открывшее клапан капитализма, не спасли Российскую империю от социальных потрясений. В начале XX века она пережила три революции, первой вступив в новую мировую эпоху — эпоху глобального кризиса капитализма и его структурной перестройки.               

Итак, если иметь в виду эпоху, объединяющую и «общинную» и капиталистическую формацию, то нужно признать, что на всем ее протяжении господствовали неразвитые формы распределения общественного продукта — благотворительность, филантропия, милостыня. Религиозная идеология социальной работы соответствовала всем этим ее неразвитым формам и поощряла их. Основанная на них социальная помощь и социальная защита имели случайный, фрагментарный и нерегулярный характер. С разложением общинных отношений в условиях восходящего развития капитализма становится очевидным, что подобная финансовая и идейная основа социальной работы не позволяет ей достигать своей цели — решать конкретные общественные проблемы. 

Доминирование ограниченных форм социальной помощи и социальной работы имеет свои экономические, политические и культурные причины. Решение такой задачи, как, например, повсеместная ликвидация бедности, предполагает не только высокий уровень производительности труда, но и особое состояние производительных сил общества в целом, особые формы государственности и особую общественную культуру. Достичь всего этого общество смогло только во второй половине XX века, да и то поначалу лишь в некоторых индустриально-развитых странах.