Социология массовых психических явлений

НАВИГАЦИЯ ПО ОТВЕТУ

Массовая психология Массовая психология как продукт специфической общности людей Специфика массовой психологии как продукта А. И. Герцен Формы массовой психологии Толпа Французский социолог и публицист Г. Лебон Г. Тард и Н. К. Михайловский массовая же психология движения на поиски золота
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

Массовая психология как продукт специфической общности людей. В отличие от такого социально-психологического явления, как дух времени или психология эпохи, отражающего лишь общность психического состояния очень разных групп людей, которые могут и не состоять друг с другом в непосредственном контакте и от которых не требуется проявление общности в их реальном поведении, массовая психология людей характеризуется столь высокой динамичностью их психического состояния, что она обязательно проявляется в их совместном действии.

Психология масс имеет свой характер, как его имеет и психология народа. Однако, в отличие от последнего, характер массового поведения не несет на себе никакой печати индивидуальности в отличие от специфики в характере того или иного периода. Характер массовой психологии и поведения людей в высшей степени стандартизирован.

Массовая психология сохраняет способность проявления и подчиненность своим универсальным механизмам поведения и общения (заражения, подражания, внушения, моды и т. д.) вне зависимости от ее принадлежности к той или иной территории, государству или народу. В этом одна из причин особой живучести массовой психологии.

Вместе с тем, несмотря на все возможное многообразие проявлений массовой психологии, есть нечто общее во всем том, что принято относить к этому феномену.

Это общее связано как с характером массового психического состояния и поведения людей, со спецификой социально-психологических механизмов их массового действия и общения, так и с той ролью, которую совместная активность больших социальных общностей способна оказывать и оказывает на отдельного индивида.

Очевидна, например, достаточно выраженная в явлениях массовой психологии тенденция к взаимному уподоблению, унификации поведения людей, их деперсонификации, а соответственно, и к снижению уровня индивидуального самосознания и ответственности.

Так, в отличие от психологии народа, имеющего свое лицо и обладающего той или иной степенью индивидуальности, уникальности и неповторимости, массовая психология как специфическое явление представляет собой, как правило, некое неперсонифицированное образование.

Массовая психология как психическое состояние и поведение многих люден под влиянием тех или иных обстоятельств несет на себе печать не столько субъективности, сколько ситуативности.

Специфика массовой психологии как продукта и проявления аморфной общности людей состоит в способности последней растворять в себе всякое индивидуальное, личностное начало, если это не лидер массового политического или религиозного движения, не идеолог и не символ или кумир массового поветрия, увлечения или моды.

К числу уникальных особенностей массовой психологии следует отнести и ее безусловную податливость таким закономерностям и механизмам (заражение, подражание, мода), которые ориентированы в своем воздействии скорее на чувства, эмоции и бессознательные реакции человека, чем на его разум, рассудок и сознание.

Из этого же следует и свойственная массам предрасположенность к немедленному действию, которая связана как с их повышенной эмоциональностью, так и с неотделенностыо их психического состояния от активных форм его проявления.

На эту особенность массовой психологии обращал внимание А. И. Герцен. «Массы, — писал он, — полны тайных влечений, полны страстных порывов, у них мысль не разъединилась с фантазией, у них она не остается по нашему теорией, она у них тотчас переходит в действие».

Названные выше общие особенности массовой психологии очень сближают ее с одним из ее наиболее ярких проявлений — толпой.

Формы массовой психологии. Массовая психология имеет многообразные формы проявления. Это могут быть массовые социокультурные, политические, религиозные, национальные или спортивные движения, массовые выступления тех или иных классов или профессиональных групп людей.

Массовый характер могут носить и перемещения людей в пространстве, вызванные как природными (землетрясение, извержение вулкана, потоп, ураган и т. д.), так и социальными катаклизмами (война, голод, авария на атомной станции и т. д.).

Массовыми могут быть и движения людей, побуждаемых теми или иными интересами материально-экономического характера (золотая лихорадка начала XX века в Америке и т. п.). или вызванные целым комплексом социальных факторов: экономических, политических и духовных. С этим связана, например, психология миграции. Печать массовой психологии всегда несет на себе и поведение людей в толпе.

Наконец, все более массовый характер приобретает психология как материального, так и духовного потребления, связанная с индустриализацией, стандартизацией, научно-техническим прогрессом и распространением влияния средств массовой информации.

Массовыми могут быть и различные формы досуга: спортивные состязания и их созерцание, праздники и гуляния.

Разумеется, при всем многообразии проявлений массового состояния и поведения сказываются и психологические особенности людей, связанные с характером и условиями их активности.

Психология эмиграции, например, не тождественна психологии политического или религиозного движения даже в тех случаях, когда она (то есть эмиграция) вызвана политическими или религиозными мотивами и сопровождается соответствующими движениями.

Психология паники, порожденной стихийными, природными катаклизмами, не тождественна психологии массового психоза, вызванного реакцией зрителей и слушателей на выступления, например, рок-музыкантов и т. д.

Иными словами, в тех или иных проявлениях массовой психологии всегда присутствуют в какой-то степени элементы их специфики, вызванные своеобразием предмета совместной деятельности, общения или поведения больших групп людей.

Так, если за психологией политического или религиозного движения стоит определенное умонастроение, связанное с готовностью к борьбе и конфронтацией с другими политическими или религиозными предпочтениями людей, то за психологией эмиграции стоит ориентация на изменение образа жизни и адаптацию к условиям иной, непривычной и чуждой социальной среды.

Если психология паники является продуктом психологической неготовности людей к резкому изменению их жизненной ситуации, то массовая же психология движения на поиски золота («золотая лихорадка») — продукт внутренней готовности к поиску удачи ценой любых испытаний.

Массовая психология многолика по своим проявлениям и не сводится к психологическому состоянию и поведению толпы.

Толпа — всего лишь наиболее яркое и концентрированное проявление того, что свойственно большой массе людей: экзальтация, эмоциональный максимализм, внушаемость, готовность к немедленному действию, завышенные ожидания, преклонение перед героем или кумиром и т. д.

В числе проявлений массовой психологии немало и таких движений, которые четко и однозначно идеологически и политически ориентированы, а значит, поддаются контролю лидеров и соответствующих социальных институтов. Это религиозные и политические движения, связанные как с мировоззренческими установками, так и с особенностями социально-экономического положения больших групп людей (классов) в системе общественного производства. Это и различные молодежные движения, если они приобретают массовый характер.

Массовая психология как предмет исследования. Предметом пристального и растущего внимания исследователей (социологов и социальных психологов) массовая психология становится во второй половине XIX -- начале XX века, что было вызвано целой волной социально-психологических конфликтов, движений и революций в Европе. Вначале отдельные, а затем и многие буржуазные социологи вынуждены были под давлением фактов признать ограниченность прежнего толкования общественной жизни, игнорировавшего деятельность масс, и прийти к осознанию необходимости изучать исторические события, учитывая психологию массовых движений.

Французский социолог и публицист Г. Лебон говорил о том, что на смену веку героев приходит век масс. «И в то время, как все наши древние верования колеблются и исчезают, — писал он, — старинные столпы общества рушатся друг за другом, могущество масс представляет единственную силу, которой ничто не угрожает и значение которой все увеличивается. Наступающая эпоха будет поистине эрой масс».

Г. Лебон был склонен даже несколько преувеличивать возможности влияния политической активности масс на власть. «Массы диктуют правительству его поведение, и именно к их желаниям-то оно и старается прислушаться. Не на совещаниях государей, а в душе толпы подготовляются теперь судьбы наций».

Наиболее популярной у многих социологов того времени была трактовка любого массового движения как результата взаимодействия героя и толпы. Если герой был носителем сознания, то масса или толпа были способны лишь на бессознательное, слепое и разрушительное действие. Несколько различались представления социологов о природе лидерского влияния на массы.

Г. Тард и Н. К. Михайловский считали, что важную роль во взаимодействии героя и толпы играет массовое подражание и магнетическая власть лидера над массой Г. Лебон же объяснял иррациональность массового поведения спецификой самого состояния и в целом психологии масс, огромной силой их влияния на отдельного индивида.