1. ГЛАВНАЯ >
  2. ПРЕДМЕТЫ >
  3. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ >
  4. АФРИКА ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Африка после окончания Первой мировой войны

НАВИГАЦИЯ ПО СТРАНИЦЕ

мандат Лиги Наций достижения европейской колонизации В Африке строились объекты инфраструктуры
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

После войны Англия получила мандат Лиги Наций на управление бывшей германской Восточной Африкой (Танганьикой), а также по­делила территории в Западной Африке (Того и Камерун) с Францией.

Еще одна бывшая германская колония — Юго-Западная Африка (Намибия) была передана под управление Южно-Африканского Со­юза, британского доминиона. Под мандат других стран перешли все владения Германии, общей площадью 2,5 млн. км2 и с населением 13 млн. человек. Бельгия также получила мандат на бывшие герман­ские территории Руанду и Урунди; к тому же она управляла огромной территорией в центре Африки — Бельгийским Конго.

Старейшей колониальной державой в Африке была Португалия (Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау). Ряд небольших территорий име­ла Испания (Испанская Сахара, Испанская Гвинея, остров Фернандо-По, Испанское Марокко). Накануне войны приступила к созданию своей колониальной империи и Италия — она обосновалась в Сома­ли, Эритрее, стремилась закрепиться в Ливии.

Что побуждало европейцев к захвату колоний? Очевидно, не толь­ко стремление отхватить себе побольше территорий, хотя и это имело место. В Африку их привлекали ресурсы: в XVIII в. — рабы; с XIX в. — ископаемые ресурсы (редкие и цветные металлы, драгоценные кам­ни); в XX в. -— сельскохозяйственные продукты (кофе, какао-бобы, хлопок, арахис, бананы, ананасы) и дорогостоящая древесина.

Только в начале XX в. началось интенсивное освоение внутренних районов: создавались европейские поселения, плантационные, фер­мерские хозяйства, развивалось горное дело, вводилась система де­нежного налогообложения. Местное население с трудом воспринима­ло новшества, даже в быту: необходимость регулярно трудиться, соблюдать дисциплину, строго выполнять свои обязанности и т. д.

В Африке строились объекты инфраструктуры: железные дороги, порты, система связи, а также административные учреждения евро­пейского типа, школы, больницы. Через миссионерство распростра­нялось христианство.

Казалось бы, за десятилетия колониализма наметилась тенденция к модернизации Африки, к проникновению европейских элементов в традиционное общество. Внешне это выглядело именно так:

  • в экономике создавался сектор, связанный с внешним рынком, производивший экспортные сельскохозяйственные культуры, обслуживавший нужды африканских территорий в промышленных товарах;

  • в социальной сфере появились квалифицированные кадры из местной африканской элиты, получившие европейское образование, занимавшие постепенно посты в колониальном аппарате;

  • в политической сфере насаждались европейские выборные институты, органы власти, возникали политические ассоциации по типу европейских партий;

  • в сфере культуры европейские языки стали языками общения образованной части населения, было воспринято западное законодательство, христианская религия; многие африканцы стали приобщаться к западной культуре, получать образование в Сорбонне, Оксфорде и Кембридже.

Однако это были лишь внешние признаки, часто камуфлирующие истинную ситуацию.

В экономике по-прежнему большинство населения было занято в традиционном укладе, вело примитивным способом сельское хозяй­ство, практиковало ремесленные промыслы, отходничество — многие даже не обладали навыками регулярного интенсивного труда.

В социальной сфере сохранилась старая структура (большая семья, кланы, общины, племена), существовала прежняя иерархия местных вождей и князьков, сложная система межклановых и межплеменных отношений, рабство; высок был авторитет местных знахарей и жрецов.

В политической сфере, даже там, где возникали новые политические институты, происходило это на базе старой социальной системы — до­минировали в них вожди, жрецы и другие прежние авторитеты.

Таким образом, достижения европейской колонизации имели лишь ограниченный характер. Их не удалось обратить в тенденцию постепенного восприятия Африкой стандартов западной цивилиза­ции, хотя иногда это и выглядело таким образом. Многие традиции прошлого, прежде всего общность, тянули Африку назад. Структу­ры приспосабливались, страшно сопротивляясь новому, тому, что на­рушало привычный уклад их жизни.