1. ГЛАВНАЯ >
  2. ПРЕДМЕТЫ >
  3. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ >
  4. ИНДЕПЕНДЕНТЫ И ЛЕВЕЛЛЕРЫ

Индепенденты и левеллеры

НАВИГАЦИЯ ПО СТРАНИЦЕ

Индепенденты левеллеры «Орудие управления» Джон Лильберн углубления конфликта между парламентом и армией
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

Индепенденты, политическим лидером которых, стал О. Кромвель, являлись в основном представителями сред­него и мелкого дворянства, средних слоев городской буржуазии. Они добивались, как минимум, установления огра­ниченной, конституционной монархии. Их программа пре­дусматривала также признание и провозглашение неотъемлемых прав и свобод подданных, прежде всего свободы совести (для протестантов) и свободы слова. Индепенденты выдвигали идею упразднения централизованной церкви и создания независимых от административного аппарата местных религиозных общин. Индепендентское течение было самым пестрым и неоднородным по составу. В конце 1653 г. была введена конституция, получившая название «Орудие управления» и закрепившая военную диктатуру Кромвеля. Согласно новой конституции высшая законодательная власть сосредоточилась в руках лорд-протектора и парламента. Парламент был однопалатным. Участие в выборах ограничивалось довольно высоким имущественным цензом, который в 100 раз превосходил существовавший до революции.

Высшая исполнительная власть вручалась лорд-протектору и Государственному совету, состоявшему не менее чем из 13 и не более чем из 21 члена. Назначение членов совета зависело от лорд-протектора.

В перерывах между сессиями парламента лорд-протектор командовал вооруженными силами, осуществлял дипломатические сношения с другими государствами, назначал высших должностных лиц.

Конституция прямо объявляла пожизненно лорд-протектором Кромвеля, таким образом закрепив его личную диктатуру. Вскоре Кромвель перестал созывать парламент, членов Государственного совета он назначал по своему усмотрению. В 1657 г. была восстановлена верхняя палата, местное управление сосредоточилось в руках генералов кромвелевской армии. «Орудие управления» закрепило режим единоличной власти, по широте полномочий соответствующей монархической. С этого времени начинается движение вспять — от республики к монархии.

В ходе революции из индепендентского течения выде­лились так называемые левеллеры (Джон Лильберн, Ричард Овертон и Уильям Уолвин), которые стали пользо­ваться наибольшей поддержкой среди ремесленников и кре­стьян. В своем манифесте "Народное соглашение" (1647) левеллеры выдвинули идеи народного суверенитета, всеоб­щего равенства, требовали провозглашения республики, установления всеобщего мужского избирательного права с 20 лет, возврата огороженных земель в руки общин, реформы слож­ной и громоздкой системы "общего права". Идеи левелле­ров заняли важное место в дальнейшей идейно-политиче­ской борьбе с феодальным строем. Вместе с тем, выступая за неприкосновенность частной собственности, левеллеры обошли основное требование крестьянства об упразднении копигольда и власти лендлордов.

Наиболее радикальную часть левеллеров составили диггеры, представлявшие беднейшее крестьянство и пролетарские элементы города и деревни. Они выступили с требова­нием уничтожения частной собственности на землю и пред­меты потребления. Социально-политические взгляды диггеров являлись разновидностью крестьянского утопическо­го коммунизма.

Из партии индепендентов теперь выделилась новая, представлявшая интересы мелкой буржуазии партия левеллеров. Ее сторонников можно было встретить не только в армии, но и во многих городах и графствах и прежде всего в Лондоне и его предместьях. Целью левеллеров было уравнение людей в политических правах, отсюда и их название (левеллеры—уравнители).

Признанным главой левеллеров был Джон Лильберн, известный в народе под именем «честного Джона». Боевые, полные революционной страсти памфлеты Лильберна, написанные им в тюрьме, немало содействовали обособлению левеллеров в качестве самостоятельной политической партии.

Таким образом, левеллеры стремились повести революцию гораздо дальше, чем это намеревались сделать не только пресвитериане, но и индепенденты. Это становилось все более очевидным по мере углубления конфликта между парламентом и армией.