1. ГЛАВНАЯ >
  2. ПРЕДМЕТЫ >
  3. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ >
  4. ХОЗЯЙСТВО И ОБЩИННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ФРАНКОВ ПО ДАННЫМ «САЛИ­ЧЕСКОЙ ПРАВДЫ»

Хозяйство и общинная организация франков по данным «Сали­ческой правды»

НАВИГАЦИЯ ПО СТРАНИЦЕ

Индивидуально-семейная собственность Община «Салической правды» роль родовых отношений процесс разложения и упадка родовых отношений Хильперик
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

В этот период у франков существует вполне развитая частная, свободноотчуждаемая собственность на движимое имущество. Но такой собственности на землю, за исключением приусадебных участков, «Салическая правда» еще не знает. Основной земельный фонд каждой деревни принадлежал коллективу ее жителей свободных мелких земледельцев, составлявших общину.

По данным древнейшего текста «Салической правды», франкские общины представляли собой очень разные по размеру поселение состоявшие из родственных семей. В большинстве случаев были большие (патриархальные) семьи, включавшие близких родственников обычно трех поколений — отца и взрослых сынов их семьями, ведущих хозяйство совместно. Но появлялись уже малые, индивидуальные семьи.

Дома и приусадебные участки находились в индивидуальной собственности отдельных больших и малых семей, а пахотные и иногда луговые наделы — в их наследственном пользовании. Однако право свободно распоряжаться наследственными наделами принадлежало только всему коллективу общины.

Индивидуально-семейная собственность на землю у франков в конце V и в VI в. только зарождалась. Об этом свидетельствует IX глава «Салической правды» — «Об аллодах», согласно которой земельное наследство в отличие от движимого имущества (оно могло свободно переходить по наследству или передаваться в дар) наследовалось только по мужской линии — сыновьями умершего главы большой семьи; женское потомство исключалось из наследования земли. В случае отсутствия сыновей земля переходила в распоряжение соседей (т.е. общины).

Община имела также ряд других прав на земли, находившиеся в индивидуальном пользовании ее членов. У франков на севере страны существовала «система открытых полей»: все пахотные наделы после снятия урожая и луговые наделы после сенокоса превращались в общее пастбище, и на это время с них снимались все изгороди. Земли под паром также служили общественным паст­бищем. Такой порядок связан с чересполосицей и принудитель­ным севооборотом для всех членов общины. Земли, не входив­шие в приусадебное хозяйство и в пахотные и луговые наделы (леса, пустоши, болота, дороги, неподеленные луга), оставались в общем владении, и каждый член общины имел равную долю в пользовании этими угодьями.

Вопреки утверждениям ряда историков конца XIX и XX в. (Н.-Д. Фюстель де Куланж, В. Виттих, А. Допш, Т. Майер, К. Босль, О. Брукнер и др.), что у франков в V—VI вв. господ­ствовала полная частная собственность на землю, «Салическая правда» предполагает наличие у франков общины. Так, глава XLV «О переселенцах» гласит: «Если кто захочет переселиться в виллу в данном контексте «вилла» означает деревню. — Ред.) к другому и если один или несколько из жителей виллы-захотят принять его, но найдется хоть один, который воспротивится переселению, он не будет иметь права там поселиться». Если пришелец все же поселится в деревне, то протестующий может изгнать его через суд. Жители виллы здесь выступают как члены общины, регулирующие поземельные отношения в своей деревне.

Община «Салической правды» представляла собой в V—VI вв. переходный этап от большесемейной «земледельческой» общины ( где сохранялась коллективная собственность рода на всю землю, включая и пахотные наделы больших семей) к соседской общине-марке, в которой уже господствует индивидуальная собственность малых семей на надельную пахотную землю при сохранении общиной собственности на основной фонд лесов, лугов, пустошей, пастбищ и пр.

В «Салической правде» отчетливо прослеживается еще заметная роль родовых отношений. Сородичи продолжали играть большую роль в жизни свободного франка. Из них состоял тесный союз, включавший всех родичей «до шестого колена» (третьего поколения по нашему счету), все члены которого в определенном порядк обязаны были выступать в суде в качестве соприсяжников (принос присягу в пользу сородича). В случае убийства франка в получении и уплате вергельда участвовала не только семья убитого или убий­цы, но и их ближайшие родственники со стороны отца и матери.

Но в то же время «Салическая правда» показывает уже процесс разложения и упадка родовых отношений. Среди членов родовой организации намечается имущественная дифференциация. Глава «О горсти земли» предусматривает случай, когда обедневший со­родич не может помочь своему родственнику в уплате вергельда: в этом случае он должен «бросить горсть земли на кого-нибудь из более зажиточных, чтобы тот уплатил все по закону». Наблюдает­ся стремление со стороны более зажиточных членов выйти из союза родичей. Глава IX «Салической правды» подробно описывает про­цедуру отказа от родства, во время которой человек должен пуб­лично, в судебном заседании отказаться от соприсяжничества, от участия в уплате и получении вергельда, от наследства и от дру­гих отношений с родичами. В случае смерти такого человека его наследство поступает не родичам, а в королевскую казну.

В конце VI в. под воздействием имущественного расслоения и ослабления родовых связей наследственный надел свободных фран­ков превращается в индивидуальную, отчуждаемую земельную собственность отдельных малых семей — аллод. Ранее, в «Сали­ческой правде», этим термином обозначалось всякое наследство: применительно к движимости аллод в ту пору понимался как соб­ственность, но применительно к земле — только как наследст­венный надел. Но в эдикте короля Хильперика (561—584) во из­менение главы «Салической правды» «Об аллодах» было установ­лено, что в случае отсутствия сына землю могут наследовать дочь, брат или сестра умершего, но «не соседи», т.е. община. Земля становится объектом завещаний, дарений, а затем и купли-продажи, другими словами, превращается в собственность обшинника. Это изменение носило принципиальный характер и вело к дальнейшему углублению имущественной и социальной дифференциации в общине, к ее разложению.

Община сохраняется, но ее права теперь распространяются на неподеленные угодья (леса, пустоши, болота, общественные выпасы, дороги и т.п.), которые продолжают оставаться в коллективном пользовании всех ее членов. К концу VI в. луговые и лесные участки нередко также переходят в аллодиальную собственность отдельных общинников. В ходе становления аллода большая семья все больше уступает место малой индивидуальной семье, состоящей из родителей и детей. Меняет свой характер и община. Из коллектива больших семей она к концу VI в. превращается объединение индивидуальных семей, владеющих аллодами, - соседскую общину или общину-марку. Она представляет последнюю форму общинного землевладения, в рамках которой завершается разложение родоплеменного строя и зарожда­ются феодальные отношения.