1. ГЛАВНАЯ >
  2. ПРЕДМЕТЫ >
  3. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ >
  4. МИФОЛОГИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Мифология Древней Греции

НАВИГАЦИЯ ПО СТРАНИЦЕ

«Олимп» религиозный быт древних греков историческое происхождение греческо­го мира исторической жизнью
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

Религиозные представления и религиозный быт древних греков находились в тесной связи со всей их исторической жизнью. Уже в древнейших памятниках греческого творчества ясно сказывается антропоморфический характер греческого политеизма, объясняющийся национальными особенностями всего культурного развития в этой сфере; конкретные представления, вообще говоря, преобладают над абстрактными, как и в количественном отношении человекоподобные боги и богини, герои и героини преобладают над божествами абстрактного значения (которые, в свою очередь, получают антропоморфические черты). В том или другом культе, у различных писателей или художников с тем или иным божеством соединяются разные общие или мифологические (и мифографические) представления.

Мы знаем разные сочетания, иерархии генеалогии божественных существ — «Олимп», различные системы «двенадцатибожия» (например, в Афинах — Зевс, Гера, Посейдон, Аид, Деметра, Аполлон, Артемида, Гефест, Афина, Арес, Афродита, Гермес). Подобные соединения объясняются не из творческого только момента, но и из условий исторической жизни эллинов; в греческом политеизме можно проследить и позднейшие наслоения (восточные элементы; обоготворение — даже при жизни). В общерелигиозном сознании эллинов не существовало, по-видимому, какой-либо определённой общепризнанной догматики. Разнообразие религиозных представлений находило себе выражение и в разнообразии культов, внешняя обстановка которых теперь всё более уясняется благодаря археологическим раскопкам и находкам. Мы узнаём, какие где почитались боги или герои, и где какой почитался преимущественно (например, Зевс — в Додоне и Олимпии, Аполлон — в Дельфах и на Делосе, Афина — в Афинах, Гера на Самосе, Асклепий — в Епидавре); знаем чтимые всеми (или многими) эллинами святыни вроде дельфийского или додонского оракула или святыни делосской; знаем крупные и мелкие амфиктионии (культовые сообщества).

Всепоглощающее значение государства сказалось и в религиозной сфере. Античный мир, вообще говоря, не знал ни внутренней церкви как царства не от мира сего, ни церкви как государства в государстве: «церковь» и «государство» были в нём понятиями, поглощающими или обусловливающими друг друга, и, например, жрец был тот же государственный магистрат.

Однако практика вызывала частные отклонения, создавала те или иные комбинации. Если известное божество считалось главным божеством известного государства, то государство признавало иногда (как в Афинах) вместе с тем и некоторые другие культы; наряду с этими общегосударственными культами существовали и отдельные культы государственных делений (например, афинских демов), и культы частноправового значения (например, домашние или семейные), а также культы частных обществ или лиц.

Поскольку преобладал государственный принцип (восторжествовавший не везде одновременно и равномерно), всякий гражданин был обязан кроме своих частноправовых божеств почитать богов своей «гражданской общины» (изменения принесла эллинистическая эпоха, вообще способствовавшая процессу нивелирования). Это почитание выражалось чисто внешним образом — посильным участием в известных обрядах и празднествах, совершаемых от имени государства (или государственного деления), — участием, к которому приглашалось в иных случаях и негражданское население общины; и гражданам, и не гражданам предоставлялось, как кто мог, хотел и умел, искать удовлетворения своим религиозным потребностям.

Древнегреческая религия имела своё сложное историческое происхождение.

  • В греческой мифологии нельзя не признать и более поздние наслоения, особенно во всей внешней форме мифов (как они дошли до нас), хотя их не всегда можно определить исторически, как не всегда можно выделить чисто религиозную часть мифов.

  • Природа с её свойствами и явлениями играла тут большую роль, но, может быть, преимущественно служебную; наряду с этими естественноисторическими моментами следует признавать и моменты историко-этические (так как боги вообще жили не иначе и не лучше, чем люди).

  • Не без влияния осталось местное и культурное расчленение эллинского мира; несомненно также присутствие восточных элементов в греческой религии.

  • Знаменательно отношение в греческой религии великих богов к божествам мелким, народным, и надземного мира богов к подземному; характеристично почитание усопших, выразившееся и в культе героев; любопытно мистическое содержание греческой религии.

К концу архаической эпохи окрепло ощущение единства греческо­го мира. Это выразилось в трансформации греческого язычества, совер­шившего переход от местных культов к оформлению единого грече­ского пантеона. Мифология приобрела более стройный, систематизиро­ванный характер. Вместе с тем из-за полисной разобщенности и отсут­ствия в Греции самостоятельного жречества каждый полис связывал себя со своим божественным покровителем из числа богов-олимпийцев. Например, в Афинах особо почитали богиню мудрости Афину; в Олим­пии — Зевса, царя богов; в Дельфах — бога покровителя муз Аполло­на. В представлении греков боги не были всемогущими. Над миром бо­гов и людей царила Ананке — судьба, рок, неизбежность, уйти от нее не мог никто. Три дочери Ананке – три мойры: Клото («Пряха») – прядущая нить жизни, Лахесис («Судьба») – определяющая длину нити, Атропос («Неотвратимая») – перерезающая нить жизни.

В эллинистическую эпоху в религиозной жизни побеждал Восток. Восточные боги вторглись в греческий пантеон, разрушая его. Восточный образ великой богини-матери сливается с образами древнегреческих Реи и Деметры. Гермес под влиянием египетской религии превращается в Гермеса Трисмегиста, носителя откровения, отца тайного знания. На передний план выдвигается образ умирающего и восстающего бога, подобного Аттису или Адонису. Появляются бо соединяющие в себе черты греческих и восточных божеств. Типичен в этом отношении бог Серапис, в котором слились греческие Зевс и Дионис и египетский Осирис. В Палестине и Египте на почве трансформации иудаизма возникли сектанские учения ессеев (одна из иудейских сект, получившая начало в первой четверти II в. до н. э), терапевтов (еврейская аскетическая секта). Их последователи были объединены в своеобразные религиозные братства, удалялись от мира и готовились к пришествию Мессии и последней битве Бога и Сатаны. На берегу Мертвого моря в Кумране были найдены рукописи и документы секты ессеев. Изучение этих источников позволило сделать вывод о бли­зости их религиозных позиций к христианству.