1. ГЛАВНАЯ >
  2. ПРЕДМЕТЫ >
  3. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ >
  4. ПЕРСИДСКАЯ ДЕРЖАВА АХЕМЕНИДОВ

Персидская держава Ахеменидов

НАВИГАЦИЯ ПО СТРАНИЦЕ

держава Ахеменидов Кир II Великий Кир I Дарий сатрапии схватке при Гавгамелах
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

Располагавшиеся на юге иранского плато, рядом с древним Эламом, персы долгие десятилетия существовали практически автономно от этнически близких им мидян. Консолидация персов в государство происходила медленно и чуть запаздывала по сравнению с мидянской. Однако автономия эта способствовала политической независимости формировавшегося государства. Правитель персов Кир I во второй половине VII в. до н.э. признавал авторитет Ассирии, с которой мидяне вели ожесточенную борьбу.

Кир II Великий (558-530), став царем персов, завоевывает почти всю Малую Азию, а затем и значительную часть Средней Азии. Затем в 539 г. Кир захватил Вавилон после чего все страны к западу от него, вклю­чая восточно-средиземноморские, и до границ Египта добровольно подчинились персам. Кир поощрял своих подданных к сохранению из религии и культуры; в 538 г. евреям было позволено вернуться в Иудею из Вавилона, чтобы восстановить Иерусалим и заново отстроить Храм. Большее число людей, которых брали в вавилонские органы, не поехали в Палестину. Они отправились на финикийское побережье с капиталами, приобретенными за время пребывания в плену, организовали первую диаспору. Вернулись священники и левиты, оставшиеся верные Богу. Вавилонское пле­нение было уделом лишь немногих (выселено из Палестины 10 %, на родине осталось 90 %), и после его окончания самая здоровая часть еврейского общества воссоединилась с основным на­селением Святой Земли.

Созданная Киром держава Ахеменидов (персидские цари возводили свою родословную к Ахемену, жившему в VIII-VII вв. до н.э.) за короткий срок стала крупнейшей в мире; ее границы простирались от средиземноморского побережья до среднеазиатских оазисов. Непокоренным оставался Еги­пет, так что неудивительно, что именно против него двинул свои силы сын Кира Камбиз II, в армию которого кроме персов были включены воины едва ли не всех покоренных его великим отцом стран и народов, не говоря уже о финикийском флоте. Египетские войска не сумели противостоять натиску этой армии: в 525 г. Египет был покорен, а Камбиз провозглашен его фараоном (27-я династия). После смерти Камбиза была острая политическая борьба в правящих кругах, после чего предста­витель младшей ветви Ахеменидов Дарий был провозглашен новым царем персов.

Придя к власти, Дарий столкнулся с тяжелой ситуацией. Во всех концах империи вспыхивали восстания; одна за другой недавно при­соединенные к Персии страны пытались добиться независимости. Опираясь на армию, молодой царь жесткой рукой подавил восстания и восстановил эффективную власть центра.

Создав огромную империю, немногочисленный этнос персов дол­жен был выработать оптимальную формулу для управления разнопле­менным конгломератом высокоразвитых и примитивных народов, различных по своим судьбам и уровню развития стран, объединенных отныне под властью единой администрации. Стоит заметить, что в распоряжении персидских правителей не было развитой религиозной системы, которая могла бы послужить основой для формирования крепкой власти. Такого рода система в форме иранского зороастризма еще только зарождалась и потому не могла быть использована в необходимом для нужд империи объеме. Поэтому центр тяжести был вынужденно перенесен на создание оптимальной административной структуры, типа той, основы которой были заложены еще ассирийцами. Вот эту-то структуру и вырабатывал в ходе своих реформ Дарий I.

Суть реформ Дария сводилась прежде всего к обеспечению господ­ства персов в рамках созданной ими мировой державы. Следуя уже апробированному асси­рийцами методу, Дарий разделил страну на провинции – сатрапии, во главе которых им были поставлены ответственные перед центром управители-сатрапы. Но в отличие от ассирийцев Дарий пошел дальше: для упрочения власти центра и ограничения всевластия сатрапов он ввел разделение военной и гражданской власти на местах. В функции сатрапов входило осуществление гражданской администрации, обес­печение регулярного поступления податей и выполнения повинностей. Однако сатрапы не имели военной силы. Что же касается военной администрации, то вся империя была поделена на пять больших округов во главе с военачальниками, незави­симые от сатрапов и не подчинявшиеся им, а подчинялись непосредственно царю. Это разграничение граж­данской и военной администрации при взаимном контроле ответственных руководителей различных ведомств сыграло важную роль в упрочении всевластия центра.

Что касается администрации внутри сатрапий, особенно таких крупных и развитых, как Египет или Вавилон, то они делились на области, для управления которыми обычно привлекались чиновники и писцы из числа местных жителей. При этом почти во все окраины державы центр посылал свои военные отряды, сооружая там крепости и форпосты.

Уже при Кире II государственные канцелярии в западной части Ахеменидской державы пользовались арамейским языком, а позже, когда Дарий провел свои административные реформы, этот язык стал официальным и в восточных сатрапиях и применялся для общения между государственными канцеляриями всей империи.

Серия военно-политических и социально-экономических реформ Дария, приведшая к укреплению внутренней административной струк­туры и усилению власти правителя, сравнительно мало затронула те привычные социальные и экономические отношения, которые суще­ствовали на Ближнем Востоке издревле: эффективная администрация центра опиралась на власть-собственность, произво­дители выплачивали ренту-налог в казну, а частное хозяйство всегда было под строгим контролем чиновников.

Как известно, военные успехи Дария I прекратились именно тогда, когда он столкнулся со свободолюбивыми греками. Греко-персидские войны продолжались долгие десятилетия и при преемниках Дария. Несмотря на некоторые успехи Ксеркса в сухопут­ных сражениях, на море персы неизменно терпели поражения. Политическая раздробленность греческого мира и острые внутрен­ние разногласия, даже соперничество, особенно между Афинами и Спартой, казалось бы, были на руку персам. Но великая империя так и не смогла воспользоваться своими преимуществами и в конечном счете вынуждена была отказаться от планов порабощения Эллады.

Успехи греков привели к тому, что в середине V в. до н.э. персы вынуждены были отступить и очистить не только собственно Грецию, но и греческую Малую Азию. Следствием этой неудачи для великой империи был ряд антиперсидских восстаний в крупных сатрапиях – в Египте, Сирии, Лидии. И хотя восстания были подавлены, они ознаменовали постепенное ослабление могущества персов. Рубеж V-IV вв. до н.э. прошел под знаком сильных междо­усобиц между претендентами на персидский трон. И пока персы с трудом боролись за сохранение равновесия внутри империи, в далекой северогреческой Македонии укреплялись позиции нового грозного соперника персов.

В 334 г. Александр Македонский выступил против персов. Выиграв первые сражения в Малой Азии, Александр подчинил себе затем города Финикии и в 332 г. захватил Египет. Затем, вернувшись в Сирию, он двинулся к берегам Тигра и в решающей схватке при Гавгамелах 331 г. нанес сокрушительное пора­жение персам. Бежавший в Бактрию Дарий III был там убит местным сатрапом, а персидская империя Ахеменидов перестала существовать.