1. ГЛАВНАЯ >
  2. ПРЕДМЕТЫ >
  3. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ >
  4. ВТОРОЙ ЭТАП КАМПАНИИ САТЬЯГРАХИ (1921—1922)

Второй этап кампании сатьяграхи (1921—1922)

НАВИГАЦИЯ ПО СТРАНИЦЕ

визи­те принца Уэльского Колониальные власти деревушке Чаура-Чаури Конструктивную программу Антиколониальная борьба
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

С осени 1921 г. в Индии распространились слухи о предстоящем визи­те принца Уэльского — наследника английского престола, т. е. пред­ставителя короны. ИНК решил объявить бойкот официальным тор­жествам по этому поводу. Лидеры Конгресса понимали, что оскорбление короны во время визита в Индию повлияет на обще­ственное мнение в самой Англии, так как создаст нелестное представ­ление о политике английского правительства и, возможно, отразится на исходе предстоявших вскоре в Англии парламентских выборов. М.К. Ганди даже обратился с личным посланием к принцу, в котором заверил его в своих лучших чувствах, но в то же время подчеркнул, что дело приняло политический характер. В Индии начался массовый бойкот английских учреждений, продолжался бойкот английских то­варов.

17 ноября 1921 г., в день приезда принца Уэльского в Индию, в порту Бомбей состоялись демонстрации протеста, в городе началась 4-дневная забастовка. В тот же день в Бомбее произошли столкнове­ния между протестовавшими против визита и парсами, попытавши­мися устроить гостю пышный прием.

Английские власти обвинили в провокации беспорядков моло­дежную организацию Конгресса «Сева дал», которая была создана как раз накануне визита высокого гостя с целью поддерживать по­рядок при проведении массовых мероприятий. Английские власти ввели запрет на деятельность «Сева дал», чем не преминул восполь­зоваться М.К. Ганди. Он призвал всех индийцев, независимо от воз­раста, вступать в молодежную организацию ИНК и требовать от вла­стей наказания по закону.

Во всей Индии тысячи людей устремились в полицейские участки с требованием арестовать их, так как они являются членами запре­щенной организации. Списки членов «Сева дал» публиковались в газетах и также доставлялись в полицию. Англичане снова оказались бессильными что-либо сделать.

Колониальные власти предлагали М.К. Ганди компромисс: кампа­ния сатьяграхи прекращается, а по завершении визита принца Уэльского с ИНК начнутся переговоры. Но Ганди был непреклонен. Кампания сатьяграхи продолжалась, Индия бурлила, а английские власти ничего не могли поделать.

Сатьяграха в феврале 1922 г. и ее исход

В декабре 1921 г. сессия ИНК в Ахмадабаде приняла решение: кампа­нию продолжать вплоть до достижения свараджа и восстановления халифата. Было решено перейти к высшей форме сатьяграхи — объ­явить бойкот налогам. Руководителем предстоящей сатьяграхи был объявлен М.К. Ганди. Он получил право единолично решать, когда и к какой форме переходить, когда приостановить кампанию.

1 февраля 1922 г. М.К. Ганди потребовал от вице-короля Ридинга немедленно освободить всех заключенных, снять запрет с «Сева дал» и начать переговоры о предоставлении Индии самоуправления. В противном случае он угрожал перейти к бойкоту налогов. Вице-ко­роль ответил массовыми арестами, тем более что на сей раз основания были, поскольку отказ от уплаты налогов — тяжкое преступление,

Кампания началась с большим энтузиазмом. Хотя многие видные деятели ИНК были арестованы, сам Ганди оставался на свободе. Дея­тельность колониальных властей, казалось, была полностью парали­зована. К тому времени было арестовано уже 10 тыс. активистов ИНК, но отказ от уплаты налогов не прекращался.

4 февраля 1922 г. в деревушке Чаура-Чаури произошел прискорб­ный инцидент: крестьяне сожгли забаррикадировавшихся в участке полицейских. Это было явное нарушение основного принципа сатья­грахи — ненасилия (ахимсы). Ганди отдал распоряжение дальнейшую кампанию прекратить. Лидеры ИНК находились в то время в тюрьмах и весть о прекращении борьбы встретили с недоверием. Многие в то время осуждали Ганди за принятое решение, но впоследствии призна­ли, что Ганди оказался прав.

Это был первый насильственный акт, но он мог оказаться далеко не единственным. Сама идея сатьяграхи как ненасильственной формы борьбы была бы скомпрометирована, а англичане получили бы повод подавить движение силой. Ганди прекрасно чувствовал настроения масс и понимал, что напряжение прошедших лет не прошло бесследно, терпение народа уже на исходе и может последовать срыв с не­предсказуемыми последствиями.

Чтобы сохранить влияние на массы, Ганди представил в ИНК свою Конструктивную программу, в которой он, в частности, предлагал: про­должить вербовку в ИНК, пропаганду кхади, сбор средств в фонд Тилака, организовывать на селе панчаяты, отделы социального обслужи­вания (оказание помощи неимущим, при несчастных случаях и т. п.); призывал создавать национальные школы, бороться с неприкасаемос­тью и дискриминацией низших каст, с алкоголизмом. Но дух участни­ков движения оказался подорванным, люди тысячами выходили из ИНК. Вскоре был арестован и осужден на 6 лет и сам М.К. Ганди. Антиколониальная борьба явно пошла на убыль.

К тому же вопрос о халифате окончательно потерял прежнее зна­чение, единство индусов и мусульман ослабло. Более того, повсемест­но начались столкновения на религиозной почве, погромы. Усили­лись экстремистские организации в обеих общинах. Так, в Синде активизировалась деятельность индуистской «Хинди Махасабхи», ко­торая пыталась насильственно обращать в индуизм местное мусуль­манское население. В конце 1921 г. М.А. Джинна вышел из ИНК. Со­вместное проведение сессий Мусульманской лиги и ИНК отошло в прошлое.