1. ГЛАВНАЯ >
  2. ПРЕДМЕТЫ >
  3. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ >
  4. ЕГИПЕТ В ПЕРИОД ДРЕВНЕГО ЦАРСТВА (2800-2250 ГГ. ДО Н.Э.)

Египет в период Древнего царства (2800-2250 гг. до н.э.)

НАВИГАЦИЯ ПО СТРАНИЦЕ

Фараоны Древнего царства пирамиды всеохватывающая система администрации
ПОЛНЫЙ ОТВЕТ
БЕЗ ВОДЫ
Без воды — краткий вариант ответа,
легко понять и запомнить

Первый длительный период стабильной и эффективной централь­ной власти в Египте приходится на годы правления 3-6 династий, это период так называемого Древнего царства. Именно в это время окончательно сложилось и упрочилось древнеегипетское государство как единый и до предела жесткий хозяйственный организм, в рамках которого садоводческий и скотоводческий север удачно сочетался с земледельческим югом, а также повсеместно поддерживался заданный регулярными разливами Нила водный режим с ежегодным щедрым удобрением почвы илом. Столицей страны был основанный на стыке Верхнего и Нижнего Египта Мемфис.

Фараоны, начиная с правителей 3-й династии, были уже не просто обожествленными царями – они считались равными богам. Существовал строгий ритуал поклонения им, была выработана прак­тика их захоронений. Будучи «сыном Солнца», сыном Ра, фараон не мог уходить на тот свет незамеченным. Его уход должен был быть великим событием для людей и богов. Именно эти соображения и легли в основу строительства гигантских пирамид: пирамиды фараонов 3-й и 4-й династий Джосера (Джесера), Снофру (Снефру), Хеопса (Хуфу) – 4-я династия, Хефрена (Хафра). Строительство для себя загробного убежища – пирамиды, позже скального погребения и т.п. – рассматривалось едва ли не в качестве главного дела почти каждым из вступавших на трон фараонов.

Фараоны вели достаточно активную внешнюю политику, совершая время от времени походы на северо-восток (в Синай), на запад (в Ливию) и на юг (в Нубию). Военная добыча и торговые экспедиции обеспечивали Египет немалым притоком золота, серебра, благовонных смол, слоновой кости, полу­драгоценных камней, строительного леса и т.п.

Уже в начале периода Древнего царства в Египте сложилась разви­тая и всеохватывающая система администрации, которая по сути дела заполонила собой все сферы жизни. Хотя строгого разделения функций она еще не знала, четко выделяются три ее уровня: центральный, региональный и местный. На местном уровне представителями власти были писцы, управляющие и уполномоченные царско-храмовых либо вельможно-сановнических хозяйств, а также, возможно, главы посе­лений, отвечавшие за уплату ренты-налога. На региональном уровне функции власти исполняли храмовые жрецы, правители номов (но­мархи), сановные вельможи и чиновники средних рангов. Они соби­рали ренту-налог, отвечали за нормальное функционирование храмовых хозяйств, включая зернохранилища, склады готовой продук­ции и инвентаря, мастерские, архивы и т.п. В их же функции входила организация общественных работ на местах, особенно в сфере водного хозяйства и строительства. Наконец, высший уровень власти – цент­ральный – являл собой разветвленную и специализированную систему управления. Во главе ее стоял министр чати (джати). Чати держал в своих руках все рычаги администрации и лично возглавлял судебное ведомство, протокольное (архивы, документация и т.п.), государственную сокровищницу, отве­чал за деятельность централизованных хранилищ и мастерских, за организацию крупных строительных проектов, включая возведение пирамид, наконец, за деятельность региональной и местной админи­страции.

Специфика древнеегипетской структуры сводилась к тотальной поглощенности населения государством, функции редистрибуции которого оказались поэтому необычайно емкими: едва ли не все произведенное обществом распределялось централизованно, по строгим нормам и четким принципам. Столь полное, явное и практи­чески абсолютное господство государства и венчающего его божест­венного правителя-фараона было даже на Востоке беспрецедентным. Символом его – явно неслучайным – были гигантские пирамиды, подчеркивавшие как величие связующего единства, так и ничтожность поглощенного властью почти без остатка простого труженика, лишен­ного даже привычных для всех остальных неевропейских структур общинных форм существования, гарантировавших некоторые его пра­ва.